85bf2b2f     

Прозоров Александр - Ведун 05



АЛЕКСАНДР ПРОЗОРОВ, ОЛЕГ ЯНКОВСКИЙ
КЛЮЧ ВРЕМЕН
(ВЕДУН - 5)
Он пришел из нашего мира... Его называли... ВЕДУН!
В давние-давние времена великий Кронос, закончив создавать этот мир, спрятал свои инструменты в тайном убежище, оставив охранять их могучих и злобных демонов. Великое могущество получит тот, кто сможет овладеть этими инструментами, а потому путь к ним закрыт и для богов, и для смертных.

Но возможность овладеть непостижимым могуществом век за веком не дает покоя черным колдунам. И один из них нащупал дорогу к власти над миром. Остановить его может только один человек – ведун по имени Олег.
Тучи
Дождливым в этот год выдался липень. Словно разгневался великий Сварог на внуков своих неразумных и наказывал нескончаемыми ливнями. Совсем не казал ласковый Хоре своего горячего лика из-за пухлых, тяжелых туч.

Рубленные из прочного мореного дуба, высокие стены Изборска потемнели от влаги, обвисли мокрые вымпелы над островерхими крышами башен. Непрерывные ручьи струились по мощенным деревянными чурбаками улицам, то и дело отворачивая под ворота купеческих и ремесленных дворов.
Горожане, напуганные непогодой, укрывались в теплых домах, и только ратники у ворот в детинец, спрятавшись под высокий, в два жилья, терем, коротали время, играя в побитые кости. Время от времени они взглядывали на пустынную площадь перед княжеским домом, после чего снова начинали трясти в руках деревянные кубики и выбрасывать их на положенный на колени щит.

Высокие рогатины с широкими наконечниками были прислонены к стене, но схватиться за них не составляло труда. Миг – и дружинники, одетые поверх толстых кожаных поддоспешников в свободные и длинные, до колен, кольчуги, в островерхих шеломах, с увесистыми мечами на поясах, были бы готовы к бою.
Пустовал нынче и княжеский двор, никто не желал выходить под пронизывающие порывы ветра и холодные струи дождя. Только мальчик лет десяти, в алой шелковой рубашке, малиновых шароварах и тонких сафьяновых сапожках играл под защитой навесной крыши на высоком крыльце с резными столбами и перилами. Он азартно переставлял маленькие, искусно вырезанные фигурки, изображавшие людей и зверей, и то и дело отмахивался от беличьей душегрейки, которую протягивала ему стоящая рядом девушка в длинном, шитом катурлином сарафане и с простым сатиновым платком на голове.
– Одень, замерзнешь ведь! Матушка гневаться будет, глупенький.
– Я не глупенький! Я – княжич твой! – Мальчишка вскинул голову, сжал богато украшенную рукоять кинжала, пристегнутого к поясу, приосанился.
– Ладно, ладно, – улыбнулась девушка и предупреждающе покачала пальцем: – Однако же, коли захвораешь – меня не зови.
Угроза оказалась серьезной. Княжич тяжело вздохнул и покорно позволил надеть ему теплую безрукавку. А затем вместе с присевшей рядом нянькой продолжил перебирать игрушки.
Княгиня Веледа наблюдала за всем этим из окна горницы. Она вообще любила смотреть, как играет сын с Любавой, его совсем еще молодой нянькой. А нынче с самого утра неспокойно было у нее на душе, словно червь какой к серцу подобрался и глодал его потихоньку.

Дождь ли в том виноват, или беду какую сердце чует, да отвратить не в силах? И трава еще на лугах никак не сохнет, совсем пусты сеновалы. Молоко почему-то все разом скисло–и то, что в погребе, и парное.

Муж ратников новообученных в Полоцк отпустил, дружина враз чуть не вдвое меньше стала. А ну, беда случится? И хотя здесь, в самом сердце русских княжеств, о разорительных войнах давно никто не слышал – но ведь беда всегда нежданной



Назад