85bf2b2f     

Прозоров Александр - Битва За Обоз



Александр Прозоров
Битва за обоз
О мужестве и самоотверженности
Не знаю, как для обитателя западного полушария, но для меня,
воспитанного на кровавых воспоминаниях воинов Красной Армии, вынесших на
себе Вторую Мировую Войну, всегда было тайной - откуда берутся наемники?
Какой смысл наниматься в солдаты, если тебя почти наверняка убьют, и
заработанных денег ты все равно не получишь? Эти сомнения мучили меня,
когда я узнавал о потерях, доходящих до 99% в ротах Великой Отечественной,
те же сомнения одолевали, когда я читал о тысячах и тысячах погибших во
время полевых сражений и штурмов древности, когда тысячи людей сходились на
одном поле и нещадно резали друг друга мечами и саблями, кололи копьями и
бердышами, рубили топорами и клевцами.
И тем не менее, едва ли не в каждом историческом романе или летописи
имеются красочные картины того, как воины с криками радости седлают коней,
опоясываются мечами и сбираются в дальние походы; как спорят о праве первым
влезть на вражеские укрепления или кинуться в атаку. Зачем, куда, почему?
Отчего так рвутся на смерть нормальные, здоровые люди? Почему сами рвутся
на войну - когда Родине не угрожает смертельная опасность, когда нет
необходимости спасать свою страну от гибели, как было во время Второй
Мировой, или своих собратьев от рабства или узаконенного грабежа, как
сейчас в Чечне?
Сомнения сии мучили меня много лет, пока в прошлом году я не наткнулся
на очень подробное описание Судьбищенской битвы - одного из десятков и
сотен сражений в многовековой борьбе России и Турции, разразившегося в
местах, которые когда-то называли Диким полем, у села Судбищи (ныне село в
Новосильском районе Орловской обл.) на реке Любовша.
Случилось это жарким летом 1555 года от рождества Христова, когда
крымскому хану Девлет-Гирею захотелось в очередной раз пограбить богатые
московские украины.
Лето №1555
Весной 1555 года до московского царя Ивана Грозного дошла весть о том,
что крымский хан собирает своих воинов, чтобы напасть на обитающие на
Северном Кавказе племена. Между тем, племена и князья черкесские уже успели
присягнуть на верность Москве на веки вечные, став одним из русских
народов, и допустить их разграбления царь не мог - какой же он правитель,
коли не сможет защитить своих подданных? А потому Иван IV решился
предпринять ответные меры и отправил прикрывать опасное направление боярина
Ивана Васильевича Шереметева с 13000 войска.
В начале лета Иван Васильевич собрал доверенные ему войска в крепости
Белеве, на самом краю Засечной черты и двинулся на юг, торопясь перекрыть
ведущие на Кавказ дороги. Воевода даже не подозревал, что Девлет-Гирей,
следуя старинной татарской поговорке в одну сторону лук натянуть, а в
другую стрелять развернул свои войска на север, и скорым маршем двигается
по печально известному Муравскому шляху прямехонько на Тулу. С ним шло
около 60 000 нукеров, а значит - не менее 150 000 коней, которые пробивали
в травяном покрове широченную брешь, частью поедая, частью вытаптывая всю
растительность. Вполне естественно, что пересекавший Муравский шлях боярин
Шереметев такого следа не мог не заметить, и сразу понял все: татары идут
на Москву!
На войне как на войне
Опытный воевода не мог не понять, что по воле судьбы он оказался в
уникальнейшем положении - за спиной огромного войска, командиры которого
даже не подозревают о присутствии русского отряда. И таким шансом нельзя
было не воспользоваться. Конница поворотила коней и дала им шпоры.
Тут сл



Назад