85bf2b2f     

Приставкин Анатолий - Помилование - Вопрос Нравственности



Анатолий Приставкин
Помилование -- вопрос нравственности
Слухи о возможной замене главы общественной комиссии по помилованию при
президенте России вчера сильно взволновали журналистов: указ президента якобы
готов и вот-вот будет подписан. Администрация президента пока не подтвердила
сообщений СМИ, но сама комиссия, похоже, готова к роспуску. Именно это будет
означать уход ее бессменного председателя, назначенного в 1992 году Борисом
Ельциным. О своих тревожных предчувствиях Анатолий ПРИСТАВКИН рассказывает
корреспонденту газеты "Время новостей" Ивану СУХОВУ.
-- Анатолий Игнатович, что вам известно на сегодняшний день о планах
реформирования комиссии по помилованию?
-- Все очень понятно, существует проект, по которому помилованием должны
заниматься официальные представители ФСБ, МВД, Генпрокуратуры, Верховного суда
и Минюста. Свои предложения эти чиновники и генералы должны подавать "в
инстанцию" -- под инстанцией, насколько я понимаю, имеется в виду лично
президент.
-- Очевидно, вы не намерены сотрудничать в комиссии, в которую будут
введены представители правоохранительных структур?
-- А какой смысл в общественной комиссии, если над ней поставлены
представители компетентных органов? Там вся работа будет построена так же, как
и до начала комиссии, -- а до начала комиссии еще была советская власть. Тогда
"инстанция" просто-напросто означала Политбюро ЦК КПСС. Наша комиссия
создавалась при президенте, но контакта с президентом мы давно лишились.
-- Когда вы как председатель президентской комиссии по помилованию
последний раз виделись с главой государства?
-- Я вообще ни разу не встречался с Владимиром Владимировичем Путиным.
Дела с заключениями комиссии ему теперь передает -- или скорее должен
передавать -- наш куратор от администрации, заместитель Александра Волошина
Виктор Иванов. Он же -- автор проекта новой комиссии по помилованию. Виктор
Иванов -- бывший кадровик ФСБ, ленинградец; вероятно, он лично вхож к
президенту. После его назначения помилования вообще практически прекратились
-- с августа прошлого года их было восемь, Поуп -- девятый. Последний раз
комиссия передала президенту около 500 дел, но сначала их рассмотрел Минюст, и
из 500 отобрали всего 14.
-- Вы не считаете целесообразным введение в состав комиссии
профессиональных юристов и чиновников от заинтересованных ведомств?
-- Но и в нынешнем составе профессиональных юристов семь из семнадцати.
Есть юристы из академии МВД, есть депутаты, есть представитель Минюста. Дело в
том, что помилование -- акт не юридический. Помилование -- это категория
милосердия. Когда мы занимаемся вопросами помилования, мы копаемся в
человеческой судьбе, стараемся понять -- что за детство было у этого человека,
что за судьба, какая была у него работа, кто его близкие. Само помилование --
вопрос не права, а нравственности.
-- Заметят ли люди какую-то перемену, если комиссия в ее нынешнем составе
будет распущена?
-- Сегодня общество, естественно, взволновалось из-за полемики о комиссии.
Дело в том, что создание комиссии десять лет назад сопровождало строительство
цивилизованного государства в России. Это было содружество людей, имеющих одну
цель и способность отдавать свою кровь и свое святое время для того, чтобы
кому-то помочь. Покойный Лев Разгон сказал: "Я здесь первый раз почувствовал
себя гражданином России, который что-то может для нее сделать". Понятно, что
наступает новый период. Возможно, комиссию пора обновить, возможно, и
председатель д



Назад