85bf2b2f     

Прашкевич Геннадий - Записки Промышленного Шпиона 7



ГЕННАДИЙ ПРАШКЕВИЧ
ШПИОН В ЮРСКОМ ПЕРИОДЕ
ЗАПИСКИ ПРОМЫШЛЕННОГО ШПИОНА – 7
С. Абрамову
Часть первая
Угнать машину Парка!
1
Приказ, отданный по Консультации, был лаконичен: “Инженеру Д.К.Берримену предоставлен внеочередной отпуск…”
Отпуск…
Преисполненный самых мрачных предчувствий, я прошел мимо окаменевшей от одного моего появления машинистки Джоан Стайлз (двадцать пять лет, стаж работы в Консультации — семь дней, нового места боится, вдова, отец ребенка Ричард Стайлз, автомеханик, погиб в автомобильной катастрофе, кажется, както связанной с акцией, которую проводил наш агент Шмидт) и прямо в дверях приемной столкнулся с секретаршей шефа Геленой Джукс (безупречная репутация, острый ум, умение ориентироваться в самой сложной ситуации, единственная слабость — театр, впрочем, простительная).
— Вас ждут.
Я кивнул Гелене, но прошел не в приемную, а в мастерскую нашего рыжего радиста Штайберга. Трещала голова. Вчерашний перебор давал о себе знать, но как спасаться от скуки?
Штайберга не было. На столе стояла бутылка минеральной воды, наполовину пустая. Я опорожнил ее до дна, видеть никого не хотелось. “Внеочередной отпуск…”.

Чертыхаясь, я зажег сигарету.
Джек Берримен такой же инженер, как и я. Никто не станет писать в платежной ведомости: промышленный шпион. Предпочтительней обычные термины.
Я зябко повел плечами.
Отпуск…
“Неужели провал?”
Последней в Консультации влипла в неприятную историю сестра Берримена — Джой, но ее удалось вытащить. Провал так на нее подействовал, что, подписав все необходимые бумаги, она исчезла с наших горизонтов. Только я знал, в каком баре можно ее найти, хотя, похоже, я и Джой теряли друг друга.
Но Джек Берримен!..
Джек и я, мы оба подпадали под статью тринадцатую списка средств добычи информации у конкурентов. Не буду скрывать, все остальные статьи тоже имели к нам отношение, вот почему приказ о предоставлении инженеру Д.К.Берримену внеочередного отпуска так ударил по моим нервам.

Фирма “Трэвел” (а именно под нее копал Джек) никогда не относилась к числу спокойных. Если Берримен попался спецохране “Трэвел” в неположенном месте и в неположенное время, я ему не завидую.
Дела фармацевтов и эксперта, алхимики, комбинат “СГ”, беженцы из Альтамиры… Я устал. Мне следовало отдохнуть. Провал сразу двух агентов — сперва Джой (дело “Де Роя”, которое мы всетаки выиграли), а теперь Джека — не подействовал на меня успокаивающе.
Я устал.
Меня томил постоянный привычный страх. Страх лишнего слова, жеста, случайной встречи (скажем, алхимики). Страх искусственного провала.

В секретном сейфе (о нем ничего не подозревали ни шеф, ни доктор Хэссоп) я хранил коекакие магнитные записи, которые могли сразу и навсегда уничтожить Консультацию, а шефа посадить на электрический стул. Страх. Всепроникающий, вечный…
— Вас ждут, — приоткрыв дверь, повторила секретарша шефа.
Я мрачно кивнул.
— И не следует так много пить, — с профессиональной озабоченностью посоветовала Гелена. — Печень у нас всего одна.
2
Страх. Постоянный.
Я мрачно кивнул Гелене:
— Буду через минуту.
Но из мастерской Штайберга я пошел не в разборный кабинет шефа, а спустился в примерочную, так мы называли свой тренировочный зал.
Бросил сигарету.
И отправил перед собой мишень — бегущего, ныряющего в стороны человечка. Пять выстрелов из “магнума”, и все пули легли в цель, хотя я стрелял с расстояния в тридцать шагов.
Я сплюнул.
Рука еще была твердая.
Даже Гелена, заглядывая в примерочную, одобрила:
— Неплохо.
И назойливо добавила:
— Вас



Назад