85bf2b2f     

Прашкевич Геннадий - Дыша Духами И Туманами



ГЕННАДИЙ ПРАШКЕВИЧ
ДЫША ДУХАМИ И ТУМАНАМИ
Лучше не скажу я, что потом…
Зинаида Гиппиус
Глава первая
МАДАМ ГЕНОЛЬЕ
1
Жилибыли брат и сестра.
Неважно жили, без родителей.
Ко всему прочему, началась перестройка.
Известно, что каждый четвертый на планете — китаец. Теоретически получалось, что только китайцев в большом КБ и сократили. Но в их число попали Антон и Инна. К счастью, Инну заметили люди из модельного бизнеса.

А брат занялся торговлей. По дешевке скупал на разоренной швейной фабрике стеганые одеяла, телогрейки, на бывших военных заводах — титановые лопаты по бросовым ценам, алюминиевую посуду, арендовал простаивающий в порту теплоход (везде безработица) и на все лето спускался по большой реке на Север. Вырученных денег хватало расплатиться с арендой, подобрать новую партию товаров, коечто оставалось.
Потом оставаться стало больше.
— Но живем скромно, — заметила мадам Генолье, обдув чудесный сиреневый маникюр.
Замечание не относилось к машине («линкольн»), к наряду (лучшие дома), к шляпке (ее ведь не обязательно носить). Мой вид тоже подчеркивал скромность происходящего. Когда Роальд позвонил («Срочно. Она уже гдето рядом.

Пять минут разговора и ложись спать — утром тебе отплывать на теплоходе. Старушка торопится»), я ставил плов. Кружок электроплиты алел.

Заправив скороварку мясом, морковкой, луком, рисом, залив в нее литр воды, я в домашних тапочках (еще спортивные брюки, клетчатая рубашка, мобильник в кармане), выскочил на улицу. Никогда не знаешь, с каких пустяков начинаются необыкновенные события.
Я был уверен, что действительно увижу пожилую даму, старушку с душком, так сказать, и она сразу начнет канючить, что потеряла козу, а потом предложит небольшое вспомоществование на ее поимку. Старушки Роальда всегда начинают в МГИМО, а заканчивают в пригороде. Короче, существо, пораженное вечностью, как грибком, — вот что я собирался увидеть, но мадам Генолье оказалась совсем другой.
Ей все шло. И шляпа с траурными перьями, и в кольцах узкая рука.
Это раньше бедность не считалась пороком, не казалась унизительной на общем невыразительном фоне, даже пользовалась неким романтическим уважением. Теперь бедности конец, ее сторонятся, как грязного колеса, о которое легко испачкаться. Домик на Кипре.

Дача на искусственном море. «И никакого кофе! Вы, наверное, растворимый пьете». Это на мои слова, почему бы не зайти в квартиру.

Неброская кофточка, как бы мятая юбка. Наверное, в такой приятно подниматься на подиум, придерживая ее полы рукой, показывая точеные лодыжки. И очи синие бездонные.

Волосы схвачены стильным гребнем. Такие женщины не пьют растворимый кофе в чужих квартирах. Сердце у меня стукнуло: как это мы столько лет ходим по улицам одного города и ни разу не пересеклись?
ПестоваЩукина. Инна Львовна.
Сценический псевдоним — мадам Генолье.
Так она представилась. И добавила: «Детей нет. Муж — сволочь».
У многих красивых женщин мужья сволочи. Мадам успокаивающе улыбнулась.
Но она менялась непрерывно, как чудесный ручей в переменчивую погоду. Дыша духами и туманами. Все в ней было гармонично. Нет лотоса без стебля. Чтобы голова не кружилась, я уставился прямо на нее.

Всегда без спутников, одна. Поступала когдато в театральное училище, но учиться не захотела, там такие жлобы!

Каждую весну муж (раньше с ее братом) фрахтуют (фрахтовали) большой теплоход и спускаются (спускались) вниз по реке. «У нас все продается, — улыбнулась мадам Генолье, Инна Львовна. — Правда, не все покупается». Глухие тайны мне поручены. Ма



Назад