85bf2b2f     

Потупа Александр - Фантакрим - Xxi



Потупа Александр Сергеевич
Фантакрим - XXI
У одних вид пропасти вызывает мысль о бездне, у других - о мосте.
Я принадлежу ко вторым.
В. Э. Мейерхольд
1
Небо захлебывалось розовыми бликами - отсветами чувств, переполнявших
скульптурно-совершенную пару на пьедестале столь же совершенного зеленого
холма, пару, чьи взгляды были прикованы к чему-то вне горизонта,
запредельному и оттого наверняка невероятно прекрасному и несущему мотив
победы. Мотив переполнял пространство, переполнял вопреки логике его
открытости, наслаивался прозрачной и сверкающей тканью на странный
игольчато-радужный город, разбросанный вокруг холма.
Скульптурная пара ожила, и взгляд Юноши, впитавший кубические парсеки
космического одиночества и гордости за свой единственно верный путь,
обратился к Ней - к Девушке, неповторимой и воплощающей. И Она не заставила
Его раскаиваться, Она предпочла близкое и безумно красивое лицо вселенским
далям и беспредельностям. Их взгляды встретились, и пространство между ними
завибрировало от сверхнапряжения, даже слегка заискрило. И тут заговорила
Она:
- Благодаря твоему мужеству, Аль, наша планета навсегда избавлена от
негодяя Кэттля и его ужасной шайки. Перед нами открывается...
- ...перед нами открывается бесконечный путь покорения
Неисчерпаемости,- мелодично подхватил Юноша. - О, Лана, в том, что человек
достигнет...
- ...человек достигнет безграничной власти над силами природы,-
пропела Она,- достигнет самых дальних звезд, твоя заслуга, Аль. Ты, именно
ты открыл волшебную дверцу к осуществлению заветной мечты, величественной и
необычайной! Я люблю тебя, Аль...
- - Люблю тебя, Ла... Ла... Ла...
Мелодичный голос Аля сбился на хриплое лалаканье, и его высокий лоб
стал покрываться испариной. Внезапно он, словно задыхаясь, рванул свой
золотистый комбинезон. И вся картина, испытывая нарастающие вибрации и
теряя цвета, начала ощутимо сжиматься, стягиваться в точку...
Тим отчаянно тер глаза. Так и есть - у двери стоит отец и смотрит на
него с ехидной улыбкой. И в этой улыбочке, безобразно покровительственной и
совершенно неуместной, тают последние отблески фантпрограммы - словно стены
все еще отражают исчезнувшую реальность.
- Зачем ты вырядил своего Аля в этот дурацкий комбинезон? - суховато
спросил отец, и улыбка стекла с его губ вслед за последними розоватыми
бликами.- И девчонку до смерти, небось, запарил... Забыл, что на твоей
планете установлен вечный рай? Этому Кролику лапки стоило вывернуть за
детские фантаматы...
- Жалеешь, что не принял участия? - впрыскивая в голос всю доступную
иронию, парировал Тим.- По-моему, Кролю и без тебя руки ломали.
Отец пожал плечами.
- Ладно, не заводись... Тебе какой-то реферат задавали. Сделал уже?
- Это про луддитов,- поморщился Тим, усаживаясь на ковре.- Чего там
делать? Я заказал кассету - прокручу, потом надиктую...
- Кассета... прокручу... надиктую...- перебил его отец.- Надо еще и
думать, понимаешь? Самому немного думать... Ты слышал про Общество имени
Неда Лудда?
- Неолуддиты, что ли? - усмехнулся Тим.- Детские игры...
- Игры? Общество Охраны Человека - это игры? Что ты понимаешь...
- Я никогда ничего не понимаю, один ты понимаешь все,- выкрикнул Тим и
вскочил с ковра.- Тебе всюду мерещатся личные враги твоего эвромата... А
они просто критикуют. Имеют право!
- Безусловно, имеют,- раздраженно сказал отец.- Но они вовсе не
стремятся к критике, Тим, они пытаются подавить мои работы, и не только
мои... Ты по уши напичкан розовой фантастико



Назад