85bf2b2f     

Почивалин Николай Михайлович - Метаморфозы



Николай Михайлович ПОЧИВАЛИН
МЕТАМОРФОЗЫ
В такси, по пути в гостиницу, в неторопливо пощелкивающем лифте, в
своем номере, наконец, глядя из окна седьмого этажа на отходящую ко сну
зимнюю Москву, я с удовольствием перебирал в памяти картины нынешнего
вечера в гостях и непроизвольно улыбался. Спасибо Графу, что чуть не
насильно вытащил, а то опять бы просидел один и, главное, не повидал бы
Семена. Ну кто бы мог когда-то предположить, что из нашего Аспирина
получится такой человечище? Во всяком случае, я не мог да и Граф - тоже,
кажется. Вот уж воистину - метаморфоза!
Однако - все по порядку.
...Панорама отсюда, почти из-под крыши, открывалась величественная:
Нева, державно перешагнувший через нее мост, Зимний дворец и могучий купол
Исаакия.
Внутри же комната походила на квадратную клетку предельно просто, по
круговой, обставленную: тумбочка - кровать, тумбочка - кровать, тумбочка -
кровать, дверь и посередине застеленный газетами стол. Трехместный
студенческий люкс венчал высоченный, с лепными карнизами потолок;
основательно табачным дымом и самим временем подкопченный, он все же
отчетливо являл пытливым взорам исполненных маслом упитанных голеньких
амуров, то беспечно порхающих, то не очень целомудренно устроившихся на
круглых коленках грудастых, далеко не библейского вида дев, - говорили,
что до революции да и в первые годы после нее в нынешнем общежитии
располагалось веселое заведение.
Моя кровать при входе стояла слева, напротив - Джонни, в центре, под
окном, - Семена. И если я и Джонни валились на кровать только поздней
ночью, убегавшись за день, то Семен на своей возлежал - за исключением
лекционных часов - постоянно. Трудно было сыскать двух более несхожих и по
характерам, и по внешности людей, чем они. Джонни был порывистый, горячий,
речистый, что, вероятно, и создавало впечатление некоторого легкомыслия,
Семен - уравновешенный, медлительный, основательный. Соответственно натуре
Джонни и выглядел: сухощавый, с тонкими смуглыми скулами, с копной льняных
волос славянина и с пронзительно черными бровями и глазами южанина. Семен,
напротив, был высок, плотен, рыжеват, по-бабьи белотел, из-под рыжеватых
же бровей серые с голубинкой глаза его смотрели то простодушно-удивленно,
то с мужицкой хитрецой. Джонни, сын сельской учительницы, в пределах
весьма скромных материальных возможностей студента-первокурсника тщательно
следил за своей внешностью: навещал парикмахерскую, клал на ночь брюки под
тюфяк, разглаживая, аккуратно вешал кофейный пиджачок на спинку стула.
Полностью пренебрегая условностями, Семен ходил в коротких, по щиколотку,
брюках-дудочках неопределенного цвета; рыжеватые лохмы его не ведали
прикосновения никаких иных инструментов, кроме пятерни, и посему сползали
по вискам неровными косицами; по общежитию, если жажда либо другая какая
крайняя нужда подымали его все-таки с койки, он прохаживался босиком,
поберегая единственные шерстяные носки, и в обвисшей розовой майке,
предельное декольте которой открывало дебелую грудь, предплечья и полные
волосатые руки. При одинаковой краткости, совершенно разные у них были и
исходные биографические данные. Отец Джонни - итальянец, оставшийся в
России после гражданской войны; сочетавшись законным браком с молоденькой
учительницей, он однажды отправился менять барахлишко на картошку и сало,
жестоко простудился и скончался от крупозного воспаления легких, оставив в
наследство сыну все свои несметные богатства: знойную заморскую кровь,
нерус



Назад